Такое прекрасное чудовище

Такое прекрасное чудовище

15.03.2019

Начало весны во дворце искусств «Нефтяник» ознаменовалось уникальным гастрольным проектом: 2 и 3 марта театр Дмитрия Ефимова «Европа» (г.Тюмень) впервые представил вниманию сургутских зрителей хореографическую версию культового «Парфюмера». Знакомство с творчеством тюменского коллектива получилось очень удачным!

Гротескное порождение писательской фантазии Патрика Зюскинда Жан-Батист Гренуй имеет полное право претендовать на звание самого отвратительного гения в мировой литературе. В романе он предстает чудовищем гениальным, в экранизации кинорежиссёра Тома Тыквера – гениальным и страдающим, а в спектакле Дмитрия Ефимова – гениальным, страдающим и прекрасным, но от этого не менее пугающим.

Прекрасное чудовище. Так можно охарактеризовать Гренуя в актёрской трактовке Александра Фуртаева. Режиссёр Дмитрий Ефимов выстраивает спектакль на контрастах, подчёркивая двойственность литературного первоисточника: шокирующего и притягательного, отталкивающе-натуралистичного и эстетски-красивого, «сшитого из лоскутков» многочисленных предшественников и поражающего оригинальностью замысла. В постановке преобладают мотивы гения и злодейства, рождения абсолютной красоты через безобразие смерти, а путь творца-одиночки показан с помощью удачно найденных танцевально-художественных метафор. Благо жанр пластической драмы предоставляет полную свободу.

Завораживающий мистический пролог сменяется бытовыми картинами Парижа эпохи Просвещения. Рыночная площадь, повседневная жизнь, толпа людей с их немудрёными делами. Великолепные декорации (художник Нарине Манвелян) и костюмы (художники Екатерина Сметанникова и Кристина Червова), в которых сочетаются историчность и сценическая функциональность… Иллюстративность первой сцены показалась бы нарочитой, если бы не музыка (композитор Кирилл Бородулёв). Её ритмичные биты врываются, разрушая идиллическую картину, а экспрессивные, но несколько механические движения танцоров заставляют вспомнить о самой сути большого города. В этот момент артисты кажутся марионетками в ожидании кукловода. И кукловод непременно придёт…

Главный герой появляется словно из ниоткуда, порождённый чревом самого Парижа. Александр Фуртаев поражает не только пластикой профессионального танцора, но и выразительным лицом: с такой мимикой не нужны никакие слова. Особенно запоминается его ищущий, внимательный, недоверчивый взгляд чуть исподлобья. Пока это не имеет ничего общего ни со взглядом бесстрастного исследователя, ни со взглядом рыщущего в поисках жертвы вампира. Пока от всей фигуры персонажа веет потерянностью: он порождён толпой и ею же отторгнут. Осознание себя и своего странного предназначения приходит с первым глубоким вдохом – состоялось рождение гения. Каждая сцена спектакля (хореографы Алексей Гончаров, Оксана Бакланова, Алёна Кабаева, Анастасия Жданкина) – это символическая ступень его страшного, но необыкновенного пути.

Гренуй, как полагается художнику-творцу, наделён обострённым чувством красоты. Его упоение миром прекрасного, способность увидеть недоступное другим людям передано в эпизоде с ожившими розами. Сначала героя разрывают страсти – тянут в разные стороны фигуры в чёрно-белых костюмах, затем возносят на своих спинах брутальные демоны. Всё предрешено. Интересное явление – гордыня одарённого человека. Она подвигает на великие свершения и она же разрушает. В финале круг замыкается: нашедший вожделенный аромат любви Гренуй возносится над толпой, но лишь для того, чтобы вернуться в первоначальное состояние. Кожаные лохмотья сменяются бархатом и золотом, но взгляд вдруг становится прежним: младенчески-пустым, потерянным. Великая цель достигнута, но что делать дальше? Между изгоем и диктатором, оказывается, не столь существенная разница. Оба находятся извне, оба чужеродны. Такие люди никогда не становятся по-настоящему своими. Единственный выход – абсолютное слияние и растворение…

«Парфюмер» Дмитрия Ефимова лишен физиологизма, хотя возможности человеческого тела используются по-максимуму. Режиссёр сделал действие сжатым и предельно динамичным. Первая и последняя жертвы – безымянная девушка с улицы Марэ и дочь консула Лаура – слиты в один персонаж. Основное внимание уделяется не убийствам, а созданию аромата, мукам и радостям творческого процесса. Наблюдая за игрой Александра Фуртаева, задаёшься вопросом: актёр так хорошо вжился в роль одержимого или на самом деле одержим своим искусством? На глазах зрителя переведённый на язык танца постмодернистский шедевр превращается в притчу. О чём? О великом даре, ставшем проклятием. О двух безграничных вещах – таланте и гордыне. О великом созидающем потенциале человека и его же уязвимости, несовершенстве и бессилии перед собственными страстями. Спектакль Дмитрия Ефимова – квинтэссенция романа Зюскинда. Режиссёр и актёр выжали причудливую, одурманивающую сущность «Парфюмера» и отделили её от слов, подобно тому, как сам Гренуй отделял благоуханные души от прекрасных носительниц.

Анна СМИРНОВА

Фото из архива театра