Люди света

Люди света

12.07.2019

Световое оформление – одна из самых загадочных составляющих сценического действа. В нём сокрыто много контрастов: эфемерная неосязаемость лучей и тяжесть прожекторов, свободный полёт мысли художника и строгая дисциплина инженера, обманчивая лёгкость и колоссальное воздействие на человеческое сознание… Как отметил директор ДИ «Нефтяник» Сергей Сокольников, художники по свету – люди особой касты, чей титанический труд оживляет выстроенную на сцене «картинку».

Стоит только взглянуть на осветительные приборы и оборудование в аппаратной, как создаётся впечатление, будто художник по свету – сугубо мужская профессия. Однако во дворце искусств с 2004 года группой по эксплуатации светотехнического оборудования успешно руководит Светлана СИМИЛИТОПУЛО (на фото) – профессионал высокого класса, человек интересной творческой судьбы.

– Светлана, как вы нашли своё призвание?

– Мой профессиональный путь в культуре начался в Краснодаре в 1993 году. Я пришла работать в концертный отдел творческого объединения «Премьера» под руководством Леонарда Гатова и там мне посчастливилось встретить талантливых людей. Попасть в такой коллектив – огромная удача! От моих коллег можно было бесконечно заряжаться творческой энергией, они непрерывно пребывали в поиске новых идей, форм, выразительных средств.

Случайные люди отсеивались быстро, оставались самые мобильные, способные к самообучению, не боящиеся сколь угодно больших объёмов работы, никаких препятствий. Делали всё! Просто вникали во все дела и процессы отрасли. Мероприятия были разные, приходилось осваивать несколько направлений одновременно. Старшие коллеги вдохновляли своим примером, учили: хотелось трудиться и совершенствоваться, постоянно пребывать на этой волне эмоций и страстей.

Но тогда же, во время моей работы в концертном отделе, наступил переломный момент выбора: уйти в классический балет или остаться на административной должности. Решающую роль сыграло моё образование по специальности «хоровое дирижирование», так как в классическом балете используются перемены декорационного плана, и происходят они по музыкальной партитуре: играет живой оркестр, темпоритм задаёт именно дирижёр. За кулисами надо «читать» клавир и давать по нему технические команды. Это занятие вмещает в себя как творческую, так и техническую составляющие – тем оно и уникально. Надо было успевать следить за развитием сюжета, за работой технических служб, вовремя всех оповещать, изучать основы сценического света, звука, монтировочно-постановочных работ.

Развивать классический балет и репертуар в Краснодар был приглашён Юрий Григорович. С ним мы поставили практически все спектакли Большого театра: «Жизель», «Раймонда», «Ромео и Джульетта», «Дон Кихот», «Щелкунчик», «Спартак» и другие. Сразу же начались гастроли за рубежом. Параллельно мы выпустили множество программ, организовывали фестивали, правительственные концерты, стали тесно сотрудничать с командой «ЛИС’С» и легендарным Игорем Юнгом – художником по свету, который работал в московском спорткомплексе «Олимпийский» и первым начал специализироваться на шоу-программах.

«То, что называют светом, само по себе прозрачно, но все предметы, попадая в его лучи, становятся непрозрачными». Кобо АБЭ

Этот уникальный человек заразил своей энергией всех! Поработав с ним, ты просто не мог не проникнуться его идеями, видением, мировоззрением. Можно было только восхищаться его умением воплотить в жизнь самые невероятные замыслы. Он создавал «Рождественские встречи» с Аллой Пугачёвой, конкурс «Утренняя звезда».

Тогда только появлялись интеллектуальные приборы, спецэффекты. Мы получили доступ к фирменному оборудованию и ночами создавали маленькие световые шоу. Ухватив что-то краем глаза, мы старались воплотить это самостоятельно и получали большое удовольствие!

– Сургут встретил вас доброжелательно?

– Да. Сюда я приехала, уже будучи ведущим режиссёром Театра балета Юрия Григоровича. Здесь как раз зарождался Сургутский музыкально-драматический театр. Коллега из Краснодара был приглашён туда на должность заведующего постановочной частью, и ему нужно было создать команду достойных профессионалов, которые смогли бы сразу вникнуть в процесс.

На площадку Сургутского театра я попала как помощник режиссёра. Это драматический театр, здесь не оттолкнёшься от клавира: всё должно быть детально зарисовано, а все перемены спектакля расписаны по репликам.

Я экстренно осваивала материал спектакля «Яма» режиссёра Михаила Чумаченко, потом мы начали работать с Гарольдом Стрелковым и выпустили с ним много спектаклей. Среди них – «Униженные и оскорблённые» (кстати, композитор этого спектакля – мой муж Евгений Михайличенко), «Гори, гори, моя звезда». Далее последовали «Снежная королева» с Ингой Оболдиной, «Наследники Тарн», «Я люблю тебя, бабушка» Александра Горбаня, детский мюзикл «Оливер Твист» режиссёра Людмилы Юшко.

В ДИ «Нефтяник» меня пригласила директор Галина Арнольд. В июне мы закрыли творческий сезон в СМДТ премьерой «Наследников Тарн», а в сентябре, выйдя из отпуска, я приступила во дворце искусств к обязанностям инженера по свету. Мне было предложено возглавить световую службу. Задача стояла очень серьёзная: вывести её на новый уровень, достойный Сургутнефтегаза. Думаю, у нас это получилось! Удалось найти единый стиль, и на сегодняшний день наша техническая служба состоит из высококвалифицированных специалистов.

– Назовите качества, необходимые для успешной работы художнику по свету.

– Чувство вкуса и меры, трудолюбие. А ещё выносливость и стрессоустойчивость, возведённые в высокую степень. Нужно уметь находить компромисс между волей художника и волей режиссёра, сделать так, чтобы было интересно, прежде всего, зрителям. И, в первую очередь, спросить у самого себя, у всех: «Зачем вы это делаете? Какова ваша главная цель? Что вы хотите этим сказать?». Именно на этом завязана вся работа.

Помню, как в Краснодаре мы работали над премьерой мюзикла «Вестсайдская история» режиссёра Адольфа Шапиро, которая впоследствии произвела фурор. Именно тогда стало ясно, как взаимодействуют между собой художники по свету, сценограф и режиссёр. Сколько тогда было споров, даже творческих боёв! Какую выстроить мизансцену, почему надо сделать так, а не иначе, какие декорации при этом должны двигаться, меняться?.. Мы в этом жили, это было интересно, это начиналось в восемь часов утра и заканчивалось около трёх часов ночи. Ежедневно, без выходных, на протяжении двух месяцев. Столь интенсивный процесс изматывал, зато какой получился результат!

– Работа над спектаклем и работа над концертной программой. Каковы различия?

– Работа на концерте – это всегда «лайф»: ты находишься в живом потоке, можешь сымпровизировать, ты вправе что-то изменить. На сцене идёт постоянный разговор между мной, зрителем и действием. Если я вижу, что зал начинает «раскачиваться» и реагировать, то понимаю: он «раскачивается» не только потому, что наблюдает за работой артиста. На его подсознание воздействуют свет, звук, видеоконтент и все краски, которые способны сделать более яркими впечатления от выступления. Светом можно настолько усилить эмоциональное воздействие, обострить восприятие человека, что он будет пребывать в эйфории даже после того, как покинет зрительный зал.

«Есть много близких
                         меж собой явлений,
Двуликих свойств
                   (о, где их только нет!).
Жизнь – двойственность
                          таких соединений,
Как вещь и тень,
                         материя и свет». 

                          Эдгар Аллан ПО

Мне по душе одна крылатая фраза: «Свет испачкать нельзя». Свет невозможно осязать кожей, его можно только увидеть, воспринять самой своей сущностью, душой. Человек может вообще не понимать, что это была работа света, но он почувствует на уровне интуиции, хорошо происходящее или плохо. Это и есть то самое зерно, которое мы сеем.

Зритель в восторге – значит мы всё сделали правильно: добавили каких-то красок, подчеркнули некий драматизм или усилили впечатление спецэффектами. Если ты, работая на концерте, видишь благодарность публики, чувствуешь обмен энергией между собой, артистом и зрителем, если ваше взаимодействие складывается, то всё получается. Такой творческий процесс интересен тем, что в нём всегда находится место эксперименту и чему-то новому.

А в спектакле всё чётко выверено, располагается на своих местах и работает на режиссёрскую сверхзадачу. Ты не лавируешь, не отступаешь, а точно следуешь от шага к шагу, от реплики к реплике. Спектакль – это целостный законченный продукт с выстроенной драматургией, с готовой световой партитурой.

Окончание в следующем выпуске «ПРОарта»

Беседовала Анна СМИРНОВА

Фото Даниэллы БЕРШАНСКОЙ